Out of Africa. Возьмите меня обратно.

Моим «консультантом по безопасности» оказалась высокая эффектная блондинка – Валентина. Она из Сербии, уже 15 лет как живет в Йоханнесбурге.   Тут родилась ее дочь. Валентина считает, что с Европой  и с европейской культурой ничто и никогда не сравнится. Ее коллеги почти ничего не читают и совсем не ходят в театр.  Они помешаны на еде и спорте. Южные африканцы – страстные мясоеды,   тут можно попробовать стейк из абсолютно любых диких животных, от зебры до крокодила.  Валентину немного покоробило, что ее босс, оказывается, полагал, что Сербия – это часть бывшего Советского Союза и что  у нас с Валентиной общий родной язык.  Впрочем, Валентине нравится иметь свой домик,  кушать тропические фрукты круглый год и любоваться  пронзительным африканским небом.   

 

На  наш тренинг были приглашены представители  финансовых отделов всех наших офисов в Африке.

Приехало более 20 человек, только трое из них черные.  Зимбабве, например, представляли две совершенно замечательные девушки,  из потомков самых первых английских колонистов.  Меня уверили, что в Африке за последние 100 лет мало что изменилось: врачи, инженеры, финансисты, юристы и часто священники –  по-прежнему белые. Местные правительства и правительственная бюрократия, как правило, черные. Правительство Зимбабве, например, в открытую  преследует англичан,  всеми правдами и неправдами пытается вынудить их убраться восвояси. Но  мои коллеги считают Зимбабве своей страной и никуда не собираются. Они раньше работали в Deloitte, где им приходилось проводить в офисе по 60 часов в неделю.  Потому что специалистов не хватает, а работу выполнять кому-то надо. Cейчас в DHL они могут уходить домой вовремя, поэтому, по их словам, «можно по-настоящему наслаждаться жизнью и своим свободным временем».  И это при том, что в Зимбабве нет  практически никаких магазинов,  даже зубные щетки приходится привозить из ЮАР.  Университета в Зимбабве тоже нет, поэтому мои коллеги учились заочно и самостоятельно прошли университетский курс.

 

 

В 90-х годах, когда к власти в ЮАР окончательно пришло черное правительство,  все белые покинули центр города и переехали жить и работать за город.  Все, кому есть что терять и охранять, окружили свои поселения и офисы колючей проволокой и электрическим напряжением.  Офис DHL больше похож на тюрьму, чем на офис, по-моему.

 

В Африке я как-то прониклась выражением «почувствовать себя белым человеком». Это значит, что в оазисах цивилизации к тебе относятся по-королевски, даже расправляют  постель на ночь и заранее набирают воду в ванну.

Ни одна «белая» семья не обходится без  домашней прислуги. 

 

Сан-Сити (гостиничный комплекс  с казино, первоклассными магазинами, искусственными волнами и песочным пляжем посреди саванны) способен поразить чье угодно воображение.

 Также, впрочем, как и  подземный город Мontecasino: улицы, фонтаны, кафе, казино, искусственные облака – все под землей. И совершенно неверояный магазин камней.

С наступлением  темноты (после 6 часов вечера) и до рассвета    Йоханнесбургом владеют некие мрачные силы.  Цивилизация трусливо скрывается за своими  охраняемыми воротами и электрическими проволоками. Что в это время творится на улицах большого 5-миллионного города – одному богу известно. По улицам в Йоханнесбурге  белые не ходят вообще,  они передвигаются только на машине от одной подземной парковки к другой.  Многие из моих коллег вообще не были в центре Йоханнесбурга последние 15 лет.

 

Все,  с кем я работала последнюю неделю – очень милые и  дружелюбные  люди, но совершенно циничные, когда дело доходит до политики. Сейчас в ЮАР активно насаждается закон, согласно которому все компании, которые хотят  и дальше работать в ЮАР, должны выполнять требования так называемого BE rating (Black Empowerment). Правительство ЮАР требует, чтобы как минимум 40% собственности и рабочих мест было  предоставлено черному населению. Причем, это должно быть сделано пропорционально на всех уровнях власти и руководства.  Мои коллеги беспокоятся, что вот придут черные и все разрушат.

 

Роб, мой гид, который  свозил  меня  посмотреть на дикую природу, считает такое отношение  к неграм  «белой паранойей». Он бывший фотограф и журналист, никого не боится,  возит туристов в «черные деревни» посмотреть на традиционные пляски под барабаны. По его мнению, традиционные колонисты просто не верят в перемены.  И сами наживают себе врагов.  Роб одобряет действия местного правительства. Правда, ему нечего терять.  

 

В тот день, когда мы поехали на сафари, местные таксисты (водители маршруток для черных) объявили забастовку.  Им не понравились новые технические требования к их машинам. Поскольку общественного транспорта в Южной Африке нет совсем, то местное безлошадное  население вынуждено было идти на работу пешком. Мы  выезжали из города и наблюдали, как сотни людей  медленно  и улыбаясь шли на работу пешком, вдоль дорог.  В ЮАР никто  никого не подвозит – опасно. Некоторые фирмы, правда, пытались организовать служебный транспорт, но таксисты перегородили своими маршрутками основные подъезды к городу. Полиция бездействовала. Робу очень понравилось, что люди все-таки шли по жаре на работу, а не использовали эту забастовку как предлог, чтобы остаться дома. Правда, он мне также посоветовал не доставать камеру,  просто на всякий случай, чтобы меня не приняли за журналистку.

 

Самое лучшее в Южной Африке – это люди-энтузиасты. Кем бы они ни были, колонистами или социалистами. И еще природа – дикая, на первый взгляд однообразная, и при этом всегда неожиданная. Сафари отличается от зоопарка тем, что заранее не знаешь, каких животных встретишь и что они будут делать.

 

Например, мы встретили подростка-слона, который отбился от стаи, потому что ему понравилось жевать какой-то особенный кустик,  мы слышали, как его строго окликали старшие, и наблюдали, как он догонял остальных. Догнав стаю, он уныло  свесил уши и плелся в конце стаи.

 

Носороги совсем не боятся машин, можно к ним подъехать на расстояние меньше двух метров. Но стоит открыть дверцу и ступить ногой на землю, эти громадины шарахаются, как ошпаренные, и уносят ноги,  да так что  земля трясется.

 

Зебры и жирафы почему-то бродят вместе, как одна семья.

 

Есть антилопы, у которых зад напоминает эмблему Макдональдс, Роб говорит, что они-то и есть настоящая fast food. А у других антилоп нос имеет правильную форму сердца.

 

Детям  и взрослым на радость я привезла пару разукрашенных страусиных яиц на подставках из слоновой кости,  пару бутылок южноафриканского шоколадного ликера, деревянные фигурки африканских животных,   а также пару галстуков и немного косметики. Такой вот mix из дикой природы и цивилизации. 

 

Advertisements
This entry was posted in по-русски and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s